Climate Science Glossary

Term Lookup

Enter a term in the search box to find its definition.

Settings

Use the controls in the far right panel to increase or decrease the number of terms automatically displayed (or to completely turn that feature off).

Term Lookup

Settings


All IPCC definitions taken from Climate Change 2007: The Physical Science Basis. Working Group I Contribution to the Fourth Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change, Annex I, Glossary, pp. 941-954. Cambridge University Press.

Home Arguments Software Resources Comments The Consensus Project Translations About Donate

Twitter Facebook YouTube Pinterest

RSS Posts RSS Comments Email Subscribe


Climate's changed before
It's the sun
It's not bad
There is no consensus
It's cooling
Models are unreliable
Temp record is unreliable
Animals and plants can adapt
It hasn't warmed since 1998
Antarctica is gaining ice
View All Arguments...



Username
Password
Keep me logged in
New? Register here
Forgot your password?

Latest Posts

Archives

Climate Hustle

Почему мы должны оставить в недрах 80 % ископаемого топлива

Опубликовано 9 марта 2016 года 

Это репост Билла Мак Киббена из Yes! Magazine

Физика способна пролить ясный свет на тёмный мир политики. Она может сделать картину реальности простой. Не лёгкой для нас, но простой.

Политика большей частью состоит из компромиссов: выше налоги или меньше социальных гарантий, больше государственного регулирования или больше простора для частной инициативы. Мы пытаемся балансировать наши предпочтения: желание выпить пива после работы против необходимости трезвого вождения. Решение обычно находится где-то посередине. Мы склонны думать, что решение правильное, если все стороны не вполне им удовлетворены. Но если речь заходит об изменении климата, суть дела не в конфликте предпочтений разных групп. В своей основе это не столкновение бизнеса с экологами или республиканцев с демократами. Это конфликт людей с законами природы, сделка или компромисс тут не срабатывают. Физика не поддаётся лоббированию, она просто продолжит делать своё дело.

Итак, перейдём к цифрам: мы должны оставить 80% известных нам запасов ископаемого топлива там, где они находятся. Если мы этого не сделаем – то есть выкопаем и сожжём всё это - мы сокрушим физические системы планеты, вытолкнув Землю далеко за красную черту, проведённую учёными и правительствами. Речь идет не о "нам следовало бы это сделать" или "благоразумно так сделать". Дело обстоит проще: мы должны это сделать, и мы можем это сделать.

Пять лет назад "оставьте это в недрах" было новой идеей. Когда экологи говорили о климатической политике, почти всегда речь шла о снижении потребления. На индивидуальном уровне: замените лампочки. На уровне правительства: введите плату за углерод. Это отличные идеи, они обеспечивают прогресс, медленный, зато верный. (В США ещё более медленный, чем в других местах, но тем не менее). При достаточном запасе времени таким путём действительно можно снизить эмиссию, постепенно, но необратимо.

Но время - именно то, чего у нас нет. Мы прошли отметку 400 ppm СО2 в атмосфере прошлой весной, 2015 год был самым жарким в истории наблюдений, он побил предыдущий рекорд, установленный не так уж давно, ... в 2014 году. За проблему пора браться с двух концов одновременно, со стороны спроса и со стороны предложения. Ископаемое топливо нужно оставить в недрах. Большая часть угля, нефти и газа - и денег - сконцентрирована в нескольких огромных хранилищах. Есть арктическая нефть, нефтеносные пески Канады и Венесуэлы, нефть Каспия, уголь Западной Австралии, Индонезии, Китая. Назовем это углеродными бомбами. Если они "взорвутся" - т.е. будут извлечены на поверхность и сожжены - они разрушат нашу планету. Можете, конечно, назвать их и кладами. Целая пропасть денег - эти уголь нефть и газ стоят $20 трлн. Может быть и ещё больше.

По этой причине есть люди, считающие задачу неразрешимой - ведь нефтяные бароны и угольные короли ни за что не оставят такие деньги под землёй. И уж точно они не пойдут на это добровольно. Возьмем, к примеру, братьев Кох. Они в числе крупнейших инвесторов в нефтеносные пески Канады. В 2016 году они планируют истратить на политику почти $900 млн., больше, чем республиканцы и демократы. Причина проста: им не удастся сохранять своё положение, если эта нефть останется нетронутой.

Но на самом деле задача не безнадёжна. Мы уже начали менять ход событий, причём добились этого за короткое время.

YES! Illustration by Jensine Eckwall.


Если вы понимаете логику кампании "оставьте это в недрах" то вы поймёте и логику борьбы против Keystone pipeline. Плутократы говорят, что планировался "просто еще один трубопровод". Но усилия по его блокированию привели к тому, что освоение нефтеносных песков неожиданно и резко замедлилось. Инвесторы, не уверенные, что удастся обеспечить для этой нефти доступные пути на рынок, ещё до падения цен на нефть уводят из проекта десятки миллиардов долларов. В результате нефтеносные пески использованы всего на 3%, "бомба" не взорвана, и если мы блокируем трубопроводы, мы обрезаем бикфордов шнур.

Эта тактика работает везде. В Австралии коренное население и учёные- климатологи создали неослабевающее давление с целью блокировать крупнейший в мире проект добычи угля в штате Квинсленд. Активисты препятствовали этим планам достаточно долго, чтобы другие защитники природы имели время организовать нажим на банки по всему миру и перекрыть финансирование этого гигантского карьера. К весне 2015 года большинство крупных финансовых структур заявили, что не дадут денег на этот проект. К лету добывающая компания закрывала офисы и увольняла свой руководящий персонал.

Ключевая часть стратегии "оставьте это в недрах" - деньги. Осенью 2012 года в США студенты, религиозные лидеры и другие активисты начали кампанию бойкота инвестиций в ископаемое топливо, поддержанную 350.org, соучередителем которой я являюсь. Кампания вскоре распространилась на Европу и другие регионы. Наша логика проста: если Exxon, Chevron, BP, и Shell планируют извлечь и сжечь больше углерода, чем планета в состоянии "переварить", это нельзя считать "просто бизнесом". Если их бизнес-план разрушит планету, значит с ними нельзя иметь дела.

Сначала нас поддержали совсем небольшие организации. Первым был крошечный Unity College в штате Мэн, продавший углеродные активы из своего $13 млн. портфолио. Но кампания быстро набирала обороты, ведь математика настолько ясна, физика столь неопровержима. Сейчас к нам присоединились колледжи от Стэнфорда до Оксфорда, от Сиднея до Эдинбурга. Они говорят, что нет смысла давать молодым людям образование, одновременно разрушая планету, на которой им предстоит жить. Международная ассоциация врачей Ditto заявила, что не следует притворяться, будто ты заботишься о здоровье людей и при этом вкладывать деньги в компании, его разрушающие. Религиозные объединения, в числе которых Англиканская церковь, Объединенная церковь Христа и другие, настаивают, что забота о творении несовместима с таким разрушением.

Деинвестирование наносит прямой ущерб бизнесу - угольный гигант Peabody в 2014 году официально уведомил своих акционеров, что кампания влияет на цену акций и затрудняет привлечение средств. Но ещё важнее то, что она переносит вопрос о сохранении углерода в недрах с периферии общественного внимания в средоточие мирового истеблишмента. RBF начал избавляться от своих углеродных активов, за ним последовали DB, WB и МВФ. Месяцем позже после заявления RBF глава Банка Англии заявил на конференции, что "подавляющее большинство" запасов "несжигаемы" и предупредил о возможности потери инвесторами своих денег. Стремление обезопасить себя, на случай если "углеродный пузырь" лопнет, является одной из причин того, что огромные фонды начинают деинвестировать свои средства. Например, калифорнийский пенсионный фонд государственных служащих потерял $5 млрд., понял, "куда дует ветер" и начал распродавать активы.

Но борьба остаётся чертовски трудной, ведь политики так привыкли удовлетворять желания нефтяных компаний. Всего несколько дней спустя после теоретически рубежного Парижского соглашения администрация Обамы и конгресс сделали нефтяной индустрии долгожданный подарок - отменили 40-летнее эмбарго на экспорт нефти. Мы продвигаемся вперёд (когда осторожная Хиллари Клинтон выступает против арктической нефти - это что-то вроде прорыва), но недостаточно быстро.

Этой весной климатическое движение проведёт митинги в местах залегания "углеродных бомб", будет массовое сопротивление добыче ископаемого топлива, но даже более важное дело - пролить свет на эти огромные, часто удалённые хранилища. Лидерами, как обычно, будут живущие поблизости местные сообщества. Некоторые из нас, живущих в отдалении, поедут туда, другие будут пикетировать посольства и банки у себя дома. Мы отметили эти места на ментальной карте мира как смертельно опасные, это увеличит наши шансы на успех.

Если всё это вас не убеждает, подумайте о событиях в Амазонии после того, как в 1980-х годах учёные признали абсолютную необходимость тропических лесов для выживания планеты. К удивлению многих, власти Бразилии предприняли реальные шаги для замедления обезлесения. Их усилия не увенчались полным успехом, но они сохраняют деревья над землёй, вот и мы сейчас должны сохранять нефть под землёй.

К тому же у нас есть пара преимуществ, которыми бразильцы не могли похвастаться. Бразилия - бедная страна, а многие "углеродные бомбы" находятся в богатых странах, таких как Канада, США и Австралия, мы можем себе позволить их не трогать. И, что более важно, похоже, нам не придётся держать оборону до бесконечности. Альтернативы ископаемому топливу становятся дешевле с каждым днём. Цена на солнечные панели упала за 6 лет более чем на 70%. Для углеводородных воротил это смертельная угроза. Они знают, что в течение нескольких лет им нужно ввести в строй новую инфраструктуру. Если им удастся создать эти трубопроводы и угольные карьеры, тогда следующие 40-50 лет они смогут извлекать углерод достаточно эффективно, чтобы выдерживать конкуренцию (и разрушить планету). Если нет - если мы задержим их ещё на несколько лет - мы сделаем переход на чистую энергию необратимым.

Я не знаю, успеем ли мы победить. Поток научных свидетельств об уже нанесённом ущербе не даёт мне покоя. По крайней мере, я знаю, что мы ведём борьбу на всех фронтах. И главная цель фундаментальна и проста: мы можем, мы должны и мы оставим уголь нефть и газ в недрах.

Translation by matros_. View original English version.



The Consensus Project Website

THE ESCALATOR

(free to republish)

Smartphone Apps

iPhone
Android
Nokia

© Copyright 2017 John Cook
Home | Links | Translations | About Us | Contact Us